В.А.Никитин

"О себе, времени и кораблях"

                             "Моринтех"

                                                                                    2004

 

                                                                                      

                                                                              

Свои воспоминания я посвящаю моим товарищам, вместе с которыми я учился, воевал и работал.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Мне, Игорю Владимировичу Никитину, достались по наследству от отца шкатулка с его государственными наградами и несколько толстых папок с различными записями и в том числе чистовыми и черновыми материалами его неоконченной работы.

В отличие от моего отца, который был потомственным артиллеристом, но по стечению обстоятельств стал инженером-кораблестроителем, я с детства решил стать военным инженером-кораблестроителем. Когда-то услышал от отца: Если ты хочешь стать грамотным инженером-кораблестроителем, то тебе нужно обязательно пройти службу на боевых кораблях флота и глубоко познать устройство современных кораблей и флотскую организацию.

Я закончил кораблестроительный факультет ВМИУ им. Ф. Э. Дзержинского и почти вся моя служба проходила на Черноморском флоте.

Служебные дела, частые выходы в море, семейные проблемы не давали возможности часто бывать в Ленинграде, а в те короткие промежутки времени, когда я приходил в небольшую квартирку отца на Гаванской улице, наши разговоры в основном ограничивались бытовыми проблемами. В последние годы его жизни я заметил, что он работает с пишущей машинкой, а рядом на столе лежит аккуратная стопка уже напечатанных материалов. На мой вопрос отец ответил, что он пишет свои воспоминания, где хочет показать не только автобиографический материал, но и историю проектирования и строительства кораблей нашего флота. Однажды я, с разрешения отца, почитал отдельные страницы, и содержание их мне показалось интересным. Последний раз я встречался с отцом в феврале 1977 г. Ему шел уже 83 год. Тяжелая неизлечимая болезнь подтачивала его крепкий организм, выглядел он уставшим, однако ум у него был светлым и чувство юмора его не оставляло. Он показал мне газету Ленинградская правда, где была опубликована статья Ю. Стволинского Корабли инженера Никитина и сказал, что в основу статьи вошли фрагменты того труда, который он сейчас пишет. Я был в Ленинграде  очень недолго и вскоре вернулся на флот, а уже в апреле пришла горестная весть о кончине отца, последовавшей 13 апреля 1977 г.

Только после передачи мне наследства я прочел рукопись полностью. Мысль об издании ее возникла не сразу, но через некоторое время вышла в свет книга Ю. Стволинского Конструкторы надводных кораблей, и я понял, что несмотря на то, что книга была написана профессионально и талантливо, в очерке об отце не раскрыта (в силу небольшого объема книги) и малая часть того, что он успел написать в своих записках. По замыслу отца в книге должны быть описаны все события его жизни, но болезнь не дала возможности сделать это. Его книга заканчивается началом Великой Отечественной войны. В послесловии я постарался кратко рассказать о жизни отца до его кончины.

И вот книга представлена на суд читателя.

И. В. Никитин


 

 

 

К ЧИТАТЕЛЮ

Я вообще не собирался писать свои воспоминания.

Однако наш Научно-исследовательский институт им. академика А. Н. Крылова, работавший также помимо научных исследований над большим обзором по истории советского судостроения, в 1969 г. обратился ко мне с предложением написать, как вспомогательный материал для составления этого обзора, мои воспоминания, из которых можно было бы составить некоторое представление о том, как проходило проектирование наших новых кораблей за время с 1925 г. до начала Великой Отечественной войны, принимая во внимание, что я был непосредственным участником этого проектирования.

Опасаясь, что с этой работой я не справлюсь, я сначала отказывался, однако затем все-таки постепенно, шаг за шагом и по памяти, уже не такой отчетливой, так как с тех пор прошло более 40 лет, а дневников я не вел, написал свои заметки. Затем я их дополнил краткими сведениями о моих заграничных командировках с 1932 по 1940 гг., связанных с получением технической помощи по судостроению в Италии и Германии.

Работая около года над этими записками, я постепенно вошел во вкус этой работы. Она мне понравилась. Далее, уже без чьей-либо просьбы, я начал вспоминать и делать записи о своей жизни, начиная с самого раннего детства и довел их до 1925 г., с которого начинались мои воспоминания, написанные для Института. На их написание, редактирование и некоторую литературную обработку ушло почти три года и, таким образом, они были закончены лишь к 1974 г.

Может быть, некоторые из описываемых мною событий покажутся читателю незначительными, однако, взятые вместе они позволят ему, в какой-то степени, увидеть, как протекала моя жизнь за время, богатое такими периодами мирового значения, как 1-я мировая война, Февральская революция, Великая Октябрьская революция, Гражданская война и годы первых пятилеток.


 

Как я уже сказал ранее, мне пришлось почти все писать по памяти. Возможно, поэтому некоторые даты и собственные имена не везде точны, но в общем, в моих воспоминаниях достаточно правильно изложены обстоятельства моей жизни с 1894 по 1941 гг.

До 1918 г. даты даны по старому стилю, а собственные имена приведены такими, какими они были в то время.

В. А. Никитин

 

Далее текст книги выложен в формате Word  по главам.

Глава 1. Детство (1894-1904)

Глава 2. Кадетский корпус (1904-1911)

Глава 3. Артиллерийское училище (1911-1914)

Глава4. Первая мировая война (1914-1916)

Глава 5. Революции (1917)

Глава 6. Гражданская война (1918-1920)

Глава 7. Институт (1921-1925)

Глава 8. Северная судостроительная верфь (1925-1930)

Глава 9. ЦКБС-1 (ЦКБ-17) (1931-1941)

Глава 10. Италия (1932-1935)

Глава 11. Мои впечатления об Италии и итальянцах (1932-1935)

Глава 12. Командировка в Германию (1932-1933)

Глава 13. Берлин (1932-1933)

Глава 14. Командировка в Германию (1939-1940)

 

 

 ПОСЛЕСЛОВИЕ

Итак, вопросом Как нас встретит Казань и надолго ли мы здесь останемся? заканчиваются записки В. А. Никитина.

1941 г. был напряженным годом для всей страны. Отец с утра до вечера пропадал на работе. Больших усилий стоило организовать работу предприятия на новом месте, создать необходимые условия для работы конструкторов и технического персонала. Конечно, в условиях войны основное направление деятельности конструкторского бюро заключалось не в проектировании новых кораблей, а в оказании технической помощи при восстановлении поврежденных кораблей на всех трех воюющих флотах страны.

В 19421943 гг. отец во главе группы специалистов часто бывал на флотах, принимая непосредственное участие в восстановлении поврежденных боевых кораблей. 11 апреля 1942 г. газета Правда опубликовала постановление Правительства о присуждении большой группе работников оборонной промышленности Сталинской премии за 1941 г. За разработку проектов боевых кораблей группе конструкторов, в том числе и отцу, была присуждена Сталинская премия I степени.

Однако тяжелых потерь и неприятностей было куда больше. В процессе плавания эскадренных миноносцев пр. 7 в тяжелых штормовых условия Северного флота выявилась недостаточная прочность корпусов кораблей этого проекта. Пришлось срочно принимать меры по укреплению корпусов однотипных кораблей. В апреле 1943 г. в здании ЦКБ произошел серьезный пожар, потребовавший перевода организации в другое здание. В сентябре 1943 г. отец был освобожден от должности главного инженера ЦКБ-17, но продолжал работать в должности главного конструктора.

В начале 1945 г. от гриппозного воспаления легких умерла моя мама, всю войну проработавшая в одном из военных госпиталей г. Казани.

К этому времени война шла к своему победоносному концу. В Правительстве уже вынашивались планы послевоенного развития Военно-


 

Никитина Мария Александровна у раненого бойца в эвакогоспитале,

г. Казань, 1944 г.

Морского Флота и возвращения конструкторских бюро в г. Ленинград. В мае 1945 г. ЦКБ-17 вернулось в г. Ленинград, но здание, в котором оно размещалось до войны, было сильно повреждено бомбежками и непригодно для использования. К этому времени было принято решение о разделении ЦКБ-17 на две проектные организации ЦКБ-17 и ЦКБ-53, которые должны были заниматься разработкой проектов боевых кораблей разных классов. Приказом Министра судостроительной промышленности № 083 от 22 апреля 1946 г. отец был назначен главным инженером ЦКБ-53 и в этой должности он проработал до 1951 г.

Военно-Морской Флот строился в это время быстрыми темпами. На смену лидерам эскадренных миноносцев пр. 1 и эскадренным миноносцам пр. 7 и 7У пришли эскадренные миноносцы пр. 30-бис, а на смену крейсерам пр. 26 крейсера пр. 68-бис.

Однако флоту требовались боевые корабли с новым вооружением, с более совершенными механическими установками и архитектурными формами. В 1947 г. было принято решение о разработке и проектировании нового эскадренного миноносца пр. 41. Головной корабль получил название Неустрашимый. Главным конструктором этого корабля был назначен мой отец. Проектирование корабля проходило непросто, в процессе его постройки и испытаний также возникали трудности.

   Строительство эскадренных миноносцев пр. 41 было ограничено одним кораблем, однако создание несколько меньших по водоизмещению эскадренных миноносцев пр. 56 вылилось в разработку проекта серийных кораблей на основе технических идей, реализованных в ходе проектирования, постройки и испытания эсминца Неустрашимый.

   В конце 50-х гг. перед проектными организациями была поставлена задача создания надводных кораблей, вооруженных ракетным оружием. Это выразилось в развертывании работ по созданию ракетного корабля нового типа, обладающего большой боевой мощью, предназначенного для уничтожения боевых кораблей и крупных транспортов противника. Такое назначение корабля, состав его оружия и сравнительно большое водоизмещение послужили основанием для создания нового типа кораблей ракетных крейсеров. Главным конструктором ракетного крейсера проекта 58 был назначен В. А. Никитин. Технический проект корабля был завершен в марте 1958 г., а в сентябре 1958 г. отцу исполнилось 64 года. Он был по-прежнему энергичен, в расцвете своих творческих сил. Однако 20 ноября 1959г. отец обращается с просьбой о назначении ему персональной пенсии. Просьба его была удовлетворена, и в феврале 1960г. отец освобождается от должности главного конструктора проекта 58 в связи с переходом на пенсионное обеспечение.

    С этого времени отец продолжал работу в должности ведущего конструктора ПКБ еще в течение многих лет. В ноябре 1974 г. коллектив проектно-конструкторского бюро торжественно отмечал 80-летие В. А. Никитина. В приказе по этому поводу говорилось, что, несмотря на почтенный возраст, отец продолжает выполнять важные работы по перспективному проектированию, проводит большую воспитательную работу среди молодых работников ПКБ. Однако годы брали свое и отцу все труднее было ездить на работу, сказывалась и развивающаяся болезнь. 30 января 1976 г. отец окончательно оставляет работу в проектно-конструкторском бюро.

   15 апреля 1977 г. газета Ленинградская правда поместила некролог, в котором говорилось: 13 апреля 1977 г. после непродолжительной болезни скончался выдающийся советский судостроитель, главный конструктор, персональный пенсионер Владимир Александрович Никитин. Светлая память о В. А. Никитине, верном сыне советского народа, отзывчивом, чутком товарище навсегда сохранится в наших сердцах.

   Этими словами некролога можно было бы и закончить воспоминания В. А. Никитина. В 2004 г. исполняется 110 лет со дня его рождения. Большинство кораблей, которые он спроектировал, давно уже выведены из состава Военно-Морского Флота. Но я все же хочу выразить надежду, что, может быть, и появится когда-нибудь вспомогательное судно ВМФ, на борту которого будет написано Владимир Никитин, в дань памяти о человеке, который немало сделал для создания кораблей Военно-Морского Флота России.

                                                                                                                                                        И. В. Никитин